Школа.Москва
УЧИМСЯ ВСЕЙ СЕМЬЕЙ!
Поиск
Подготовка к олимпиадам: как может помочь психолог

19 января 2023

#ЧеловекУчитель

Подготовка к олимпиадам: как может помочь психолог

Часто кажется, что успех на олимпиаде прямо пропорционален тому, насколько участник погружен в свой предмет. Это верно лишь отчасти. Не вполне правильная мотивация, волнение в самый неподходящий момент, боязнь поражения — все это может помешать. Именно поэтому с командой Москвы на ВсОШ постоянно работает служба психологической поддержки. Как помочь ребенку настроиться перед ответственным событием, рассказала Екатерина Рюмцева.

— Как и когда возникла служба психологической поддержки ЦПМ? Чем она занимается?

— Наш отдел появился в Центре педагогического мастерства в 2014 году. Именно тогда несколько психологов впервые поехали с ребятами на заключительный этап Всероссийской олимпиады школьников. Это оказалось довольно эффективным решением: были положительные отзывы детей, некоторые преподаватели тоже увидели в этом пользу. Впрочем, запрос был и раньше. Психологическая грамотность в последние годы растет, становится понятно, что сильная подготовка по предмету — это, конечно, хорошо, но нужна и поддержка специалистов, которые помогут ребятам разбираться с личными проблемами и вопросами мотивации. Наша служба начала развиваться, и сейчас у нас в штате более двадцати психологов. Каждый из них работает с командами на одном или нескольких предметах олимпиады.

В первую очередь мы занимаемся повышением эффективности подготовки и выступлений на олимпиадах, работаем с когнитивными навыками, мотивацией, навыками публичных выступлений, психосоматической регуляцией. Также мы индивидуально занимаемся со школьниками, которым нужно психологическое сопровождение в стрессовой ситуации во время олимпиады.

— Кто может обратиться в службу? Только дети, которые входят в московскую команду на ВсОШ?

— Мы также работаем с кандидатами в сборную и даже с выпускниками, которые раньше были в команде, а теперь уже студенты. Если во время участия в олимпиадах они обращались к специалисту нашей службы, то и после школы могут продолжать работать с ним. По конкретным вопросам у нас консультируются и преподаватели, и родители ребят. А на платной основе в нашу службу может обратиться любой московский школьник.

— Какие особенности у работы с олимпиадниками с точки зрения психологии? Есть ли какая-то специфика у вашей службы?

— Психолог службы находится одновременно в двух позициях: в психотерапевтической и тьюторской. Как обычно строится работа психолога и клиента? Клиент приходит на консультацию со своим запросом, формируется безопасное пространство, в котором психолог безоценочно принимает любые решения клиента. При этом обычно клиент никогда психолога вне его кабинета не видит. А в нашем случае отношения расширяются: ребята общаются с психологами очень тесно, потому что — как тьюторы — мы их сопровождаем на сборах, выездах, ездим с ними на экскурсии, проверяем, все ли вовремя легли спать перед турами, и так далее.

В психотерапии нужно быть бережным, понимающим, не осуждающим, не оценивающим, а тьюторская позиция, наоборот, подразумевает оценку. Учащийся идет на результат, соответственно, он ждет какой-то оценки от преподавателей и других взрослых, которые находятся рядом. Поэтому психологу важно видеть границы между этими двумя позициями и уметь переключаться при необходимости.

— По вашим наблюдениям, есть ли какие-то качества, особенности характера, которые отличают детей, активно участвующих в интеллектуальных соревнованиях?

— В целом это обычные подростки. При этом на них оказывается сильное давление не только извне: для них самих результат на олимпиаде много значит. Часто олимпиадники уже определились со своим будущим. В отличие от многих сверстников они знают, куда идут, видят свои цели и понимают, как их достигать. Кажется, что ребята очень взрослые, но это обманчиво: в силу возраста они не всегда умеют выстраивать границы, принимают все близко к сердцу, в том числе и свои неудачи. Поэтому так важна поддержка психологов, команды, тренеров, родителей.

— Ребята в основном обращаются к вам с вопросами, связанными с соревнованиями?

— Не только. Естественно, на первом месте олимпиады, но часто поднимаются и вопросы эмоциональных переживаний, мотивации. Помимо этого мы обсуждаем совершенно разные проблемы: отношения со сверстниками и родителями, тревожность, вопросы развития. Тем очень много.

— Как я понимаю, на заключительном этапе ВсОШ задачи у психологов экстренные и решать их нужно срочно: кто-то слишком нервничает перед туром, кто-то не может уснуть. Есть ли тут какие-то особые методы работы?

— Конечно. Готовиться лучше заранее: как правило, психолог встречается с ребятами, например, на сборах перед финалом. Мы проговариваем, что нужно обязательно высыпаться, можно с собой взять шоколадку — повысить активность мозга. Рассказываем о способах помочь себе: это важно сделать заранее, чтобы ребенок успел попробовать что-то на практике и убедиться, что советы действительно работают. Даже если нам дают готовый инструмент, но мы его не применяем, в стрессовой ситуации легко забыть, что он у нас вообще есть.

— Что это за инструменты?

— Многие из них связаны с дыханием. Например, с волнением помогает справиться техника глубокого дыхания: сделать пять долгих вдохов и выдохов животом, при этом считая их. Когда сидишь на олимпиаде и осознаешь, что паникуешь и уже даже не видишь перед собой задания, можно попробовать поискать в комнате какие-то вещи с определенным признаком, например, квадратные или круглые. Прислушаться к звукам, к запахам. Это поможет успокоиться. Но в первую очередь важно осознать, что ты волнуешься, ведь можно в это состояние впасть и не заметить.

— А что делают психологи непосредственно во время финала?

— Здесь нужна скорее точечная работа, но это не значит, что психолог просто ходит и смотрит на детей, он постоянно включается. Например, когда видишь, что участнику сложно собраться перед туром, можно к нему подойти, поговорить, помочь, вместе выйти на свежий воздух.

— Вы говорили, что работаете и с преподавателями. Есть ли для них какие-нибудь рекомендации? Скажем, если дети готовятся к олимпиаде не в сборной, а просто с учителем, тогда он тоже играет несколько ролей одновременно: работает и с предметом, и с мотивацией. На что здесь стоит обращать внимание?

— Мне кажется, в работе с подростками в принципе самое важное — понимать, через какой трудный период они проходят. Иногда кажется, что у ребенка кроме учебы никаких проблем и нет: учись хорошо, и все будет отлично. Но на самом деле проблем у него много, как и у взрослых. Может, даже и больше, потому что взрослый к жизни приспособлен, а подросток еще не научился выходить из любых ситуаций, пользуясь своим опытом. И преподавателю важно выстроить с учеником доверительные отношения: ребенок должен понимать, что его примут любым — и если он проиграет, и если победит. Если у детей есть люфт на ошибку, им проще принимать свои неудачи. Олимпиада — это все равно совокупность факторов, ты можешь много готовиться, вкладываться, но проиграть. И школьнику важно понимать, что у него есть люди, к которым можно обратиться в любой ситуации, а не только когда выиграл и молодец.

— Что еще помогает преодолеть страх перед неуспешным выступлением?

— Психологи с детьми прорабатывают различные пути развития событий: «Что будет, если ты выиграешь? А если проиграешь? Что ты будешь делать дальше?». Страх всегда связан с неизвестностью. Если ребенок не понимает, что он будет делать после поражения, не знает, как отреагируют взрослые рядом с ним, не отвернутся ли от него сверстники, сможет ли он куда-то поступить, — тогда он будет бояться. А если у подростка нет ощущения, что после проигрыша он получит какой-то негатив в школе или дома, если он осознает: «Да, я проиграл, можно немножко отдохнуть, подготовиться к экзаменам, сдать ЕГЭ и поступить туда же, куда и хотел», — то и бояться он будет меньше. Поэтому тут важнее всего поддержать и проговорить, что жизнь на олимпиаде не кончается, что он может прийти к своей цели каким-то другим путем. В любом случае, олимпиада — это шаг вперед, ты дошел до заключительного этапа, значит, уже сделал достаточно.

— При этом некоторые ребята переживают, что если не добьются успеха на олимпиаде, то кого-то подведут или разочаруют — это ведь действительно нездоровый мотиватор. А какой может быть экологичная мотивация для участия?

— Идеальная мотивация — внутренняя познавательная, когда ребенку настолько нравится предмет, что он готов целый год или даже несколько лет посвятить глубокому его изучению. Но это в идеальном мире, а в реальности всегда много нюансов. Ребенка может мотивировать, например, желание расширить круг общения, познакомиться с интересными людьми, сверстниками и преподавателями, которые увлекаются одним предметом. Нет ничего плохого и в том, чтобы мотивироваться поступлением в определенный вуз. Но тут важно правильно это подать, не «если ты не поступишь по олимпиаде, то все». А скорее так: «Если тебе хочется в этот вуз, почему бы не попробовать такой способ? Он сложный, зато интересный и достаточно выигрышный — можно поступить без экзаменов. Если не получится, есть и другие варианты». Но вообще у ребят, которые участвуют в олимпиадах, редко бывают проблемы с мотивацией. Чаще всего им искренне интересен предмет.

— В каких случаях преподавателю стоит посоветовать ученику обратиться за помощью? На что обращать внимание?

Если преподаватель видит резкие перемены в поведении ученика. Например, если он был активным и шумным, а вдруг стал тихим, если ребенок совершает нехарактерные для себя поступки. В таком случае не обязательно лезть с вопросами, иначе ребенок может замкнуться в себе. Можно, например, сказать: «Знаешь, я беспокоюсь о тебе, я вижу, что у тебя что-то происходит, и хочу тебе рассказать, что можно обратиться за помощью, если тебе это нужно». Важно, чтобы ребенок знал, что он не один и о помощи всегда можно попросить.

Материал подготовила Ксения Донская

Источник: ЦПМ

Теги

интервью образование олимпиады
Больше публикаций